Виктор Пущин: «Водитель автобуса должен быть, как сова»


Виктор Пущин: «Водитель автобуса должен быть, как сова»

«Безопасность пассажиров должна стать главной заботой водителя автобуса», – убежден одитель с 32-летним стажем Виктор Пущин. По его словам, раньше с этим вопросом дело обстояло куда лучше, чем сейчас. И рассуждает о том, какие автобусы лучше, почему в городе появились частные «маршрутки» и кто виноват в нарушении правил перевозок.

Виктор Пущин родился в 1955 году на Урале. Позже семья переехала в Ухту, где Виктор закончил 10-ую школу. После службы в армии в 1976 году устроился слесарем в Ухтинское пассажирское автотранспортное предприятие (УПАТП). Как-то Пущин прочитал объявление о том, что ведется набор в только что созданную автошколу, готовящую водителей категории D для работы на автобусах городских маршрутов. «Учили тогда долго, целых семь месяцев. А потом еще месяца полтора мы ездили под присмотром наставника. Только после этого получили права и стали возить пассажиров самостоятельно», – вспоминает Виктор.

Во время учебы главное, на что обращали внимание инструкторы, – безопасность. «Старые шоферы говорили: «Водитель автобуса должен знать дорогу наизусть, а смотреть во все стороны». Я до сих пор во время движения почти не смотрю на дорогу, зато кручу головой на 360 градусов, как сова: вдруг кто-нибудь под колеса выскочит или машина неожиданно из подворотни выедет», – рассказывает Пущин.

Водители не только крутили руль и жали на педали, но и умели отремонтировать свой автобус («слесарить», по словам ветерана), конечно, если поломка не очень серьезная. А если дело плохо, коллега всегда сообщит диспетчеру по индуктивной связи. Ухтинцы постарше наверняка помнят те времена, когда на некоторых остановках, в основном конечных, стояли столбы с «тарелками». Каждый шофер должен был подъехать к нему и по переговорному устройству отметиться у диспетчера, который фиксировал время прибытия на этот пункт и время отъезда.

Лучший автобус Большую часть своего рабочего времени он провел за «баранкой» автобуса ЛиАЗ-677 производства Ликинского автобусного завода (город Ликино-Дулево в Московской области). И считает, что эта машина достойна памятника. «677-й неприхотлив, надежен, в нем тепло. И народу помещалось много. Как-то УПАТП решило провести исследование пассажиропотока. Так вот при номинальной загрузке 101 человек в салоне достаточно свободно поместилось 133, и это зимой, люди были одеты в громоздкие одежды!» – утверждает водитель. И все же основное преимущество ЛиАЗ-677, по его мнению, простота в обслуживании. А надежность гарантировалась… отсутствием электроники.

«Вот сейчас я работаю на новом ПАЗе в ООО «Двина» (преемник УПАТП). Там она управляет практически всем. Но ведь не секрет, что наша электроника часто выходит из строя. А теперь представьте, что это произошло зимой, в сильный мороз. «Печку» уже не включить – управляется не вручную. И все, люди замерзают. А в 677-ом разогретый двигатель сам гнал вентилятором теплый воздух в салон. Красота!» – убеждает Виктор. Досталось от него и иномаркам. По словам Пущина, в «Двине» есть несколько корейских автобусов Ssangyong и Daewoo, эксплуатируемых на междугородных перевозках. И каждый раз, возвращаясь из дальних рейсов (Чебоксар или Уфы), шоферы должны проводить свои выходные под «корейцами»: что-то подтягивать, подкручивать, в общем, ремонтировать. «Вопервых, из-за того, что автобусы далеко не новые, – начал загибать пальцы Пущин. – А во-вторых, конечно, виноваты наши российские дороги, к которым «азиаты» не приспособлены. Я бы предпочел все-таки «европейцев», например, «Мерседес». К тому же, по его словам, запчасти для автобусов, выпущенных в определенном году, не подойдут для машин той же самой модели, но сошедшей с конвейера годом позже.

Будьте взаимно вежливы А еще ветерана пассажирских перевозок беспокоит нынешняя ситуация, сложившаяся в этой области. Особенно правила хорошего тона, своеобразный шоферский этикет, точнее его несоблюдение. «Меня еще в автошколе учили, что при заезде на остановку нужно протаскивать автобус как можно дальше, в самый конец «кармана». Потому что ты не один на дороге, сзади может подъехать твой товарищ. А сейчас? Возьмем, к примеру, остановку у гостиницы «Тиман». Там могут поместиться три автобуса друг за другом, есть крытый павильон для пассажиров, чтобы они не мокли под дождем. Нет же, люди стоят на улице, да еще в самом начале остановки! Маршрутные «ГАЗели» подъезжают туда, где пассажиры. И я, а значит, и мои пассажиры, должны ждать своей очереди перед пешеходным переходом. Это же нарушение всех правил», – возмущается Пущин.

Кроме того, он говорит, что из-за подобной пробки большие автобусы (длина «Икаруса» 11 метров) вынуждены неправильно парковаться, в результате частично выезжают на встречную полосу, что уже является прямой угрозой безопасности движения. Конечно, разговор не мог не коснуться взаимоотношений водителей «ГАЗелей» и так называемых «государственных» автобусов. Виктор не скрывал своего недовольства поведением частников на дорогах:  езда наперегонки, подрезания с их стороны, по мнению ветерана, часто становятся причиной ДТП. Но он отметил и жесткие условия, которые диктует рынок. «С другой стороны, я понимаю ребят, они вынуждены так работать, чтобы побольше принести денег в семью», – вздыхает он.

Между тем сам Пущин за все 32 года своей работы на пассажирских перевозках ни разу не попадал в серьезные аварии и уж тем более не допускал ситуации, в которой могли бы пострадать люди. Единственный негативный эпизод, который смог припомнить, связан с особенностями северных дорог. Два года назад он, выполняя задание начальства, сдавшего в разовую аренду ПАЗ с водителем, вез с бокситового рудника в Ухту поварих, отработавших свою вахту. Расстояние – 274 километра в одну сторону. Дело было зимой, дорога, как водится, не почищена. До рудника Виктор с трудом, но проскочил по колее. А когда, забрав женщин, тронулся в обратный путь, увидел, что колеи больше нет: позже выяснилось, что по ней прошел тягач с огромным прицепом-тралом, на котором перевозили тяжелый экскаватор.

«В общем, на одном из подъемов мы и «сели» в снегу. Связи никакой нет – «мобильник» не берет. Пришлось ночевать в тайге. Часок подремлю, завожу автобус, включаю печку, немного погреемся – выключаю. Хорошо, что мороз был небольшой – градусов 8. Так что обошлось без обморожений. Вот только мои пассажирки периодически ойкали: ой, волки, ой, медведи», – с улыбкой вспоминает Пущин. Утром прибыл грейдер, откопал «полярников». На родном предприятии встревожились, когда их водитель в контрольное время не появился в гараже, и пришли на помощь.

Пущин убежден, что столько лет, сколько он отдал своей работе, людей возить нельзя. Но что делать, если остался всего год до пенсии? Здоровье пока позволяет: ежедневный предрейсовый осмотр и профилактический, раз в два года, он проходит без проблем. И что делать на пенсии – не вопрос. «Мое увлечение – рыбалка и охота. Вот недавно купил УАЗ Hunter, поддержал, так сказать, отечественного производителя. Не знаю, может, и зря: только перегнал его из Сыктывкара, в Ухте встал. Пришлось эвакуатором везти обратно. Сам внутрь лезть не могу – машина на гарантии. Скоро должны привезти обратно», – делится Виктор. Крепче за баранку держись, шофер. С профессиональным праздником!

*Hunter (англ.) – охотник.

Самый длинный городской маршрут в России № 10 Автостанция «Братск»– Вокзал «Гидростроитель» (55 км, г. Братск) в 1990-2000 годах изредка выполнялся именно на ЛиАЗ-677М 1992 года выпуска. За характерную округлую внешность ЛиАЗ-677 часто называли луноходом», позднее появилось более обидное… Мягкость хода обеспечивалась за счет использования пневмоподвески, однако ввиду специфического поперечного крепления мостов к кузову при поворотах ЛиАЗ-677 очень сильно кренился набок.



Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.



При копировании или цитировании материалов с сайта ссылка активная индексируемая желательна.