Дорога к дому. Москва — Южа


Дорога к дому. Москва — Южа

Регулярно из большого города Москвы в маленький городок Южу два раза в день, утром и вечером, отправляются междугородные автобусы. Рейс Москва -Южа существует около 30 лет. До этого южане были вынуждены ехать поездом до Иванова, там пересекать весь город на городском транспорте до автовокзала и уже оттуда ехать в Южу.

Есть и другой путь – поездом Москва-Нижний Новгород до Коврова, а там автобусом до Южи, но этот маршрут очень ненадёжен. Что говорить, прямой автобусный рейс много удобнее! До недавнего времени в качестве средства перевозки использовались в большинстве случаев автобусы венгерского производства “Икарус”. Ныне ситуация изменилась, и выбор автобусов расширился, тут и “Мерседес”, и “Ман”, но мне, как жителю подмосковного города Ликино-Дулёво, в прошлом году было очень приятно ехать на автобусе, произведённом на Ликинском автобусном заводе – “ЛиАЗе”.

Междугородные автобусы рейсом на Южу и Иваново отправляются со Щёлковского автовокзала, с которым связана львиная доля пассажирских автобусных перевозок из Москвы. Ежедневно этот вокзал обслуживает более 25 тысяч пассажиров.

Отсюда идут автобусы в разные части России.

Автовокзал находится в московском округе Гольяново, рядом со Щёлковским шоссе.

Тот, кто бывал на Щёлковском автовокзале, знает, что рядом с вокзалом находится конечная станция московского метрополитена “Щёлковская”.

Щёлковский вокзал — постоянное скопление пассажиров, вот слышу окающий родной говорок – эта пожилая пара, видимо из Владимирской или Ивановской области, говорят громко, из разговора понимаю, что приезжали из глубинки навестить детей и внуков в столице. Да, многие мои земляки в поисках счастливой жизни покинули родные края. Так, из моих одноклассников остались в Юже лишь совсем немногие. Кто устроился в Москве, кто в Волгограде, Челябинске, Череповце…

Во все времена существования человечества люди мигрировали, переходили, переезжали с места на место и это нормально. Как известно, рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше.

В письме ко мне ивановский писатель В.И. Баделин, в частности, пишет: “…Ну, южский до корней волос, каждую тропинку заповедную знает, любит родную сторону, но ностальгической любовью. Издалека всё умилительно. Но если Вы, пусть по уважительной причине, уехали туда, где лучше, то кто же будет спасать, возрождать заброшенные деревни, а скоро и районные городки умрут. Я не осуждаю Вас. Миллионы, тьма миллионов снялась с мест и “утекла”, погибла в классовых мировых катаклизмах. Вся русская элита практически изошла из России, а что дальше?

Корреспондент спрашивает актрису Елену Соловей в Нью-Йорке: “Вы убежали, спасли свою семью, а что делать старухе, стоящей в заброшенной деревне у замшелого колодца с неполным ведром воды?

Между тем Щёлковский автовокзал живёт своей жизнью, работают магазины, пункты общественного питания, на территории автовокзала кипит активная коммерческая деятельность. Сейчас большое внимание уделяется безопасности граждан, поэтому много сотрудников полиции и охраны.

Время от времени диктор равнодушным голосом объявляет: “Отправляется автобус на Владимир…Воронеж, Вязники, Иваново, Касимов, Рыбинск…”

Но вот приглашают на посадку пассажиров, следующих рейсом Москва-Южа.

Проходим к посадочной площадке, контролёр привычным жестом берёт билет, проверяет, возвращает пассажиру. Устраиваемся поудобнее в мягких креслах. Водитель закрывает дверь и выруливает со стоянки, мимо станции метро, на Щёлковское шоссе. Автобус мягко бежит по ровному асфальтовому покрытию. За окнами мелькают московские многоэтажки, от разнообразной рекламы рябит в глазах, вспоминается – “хорошее дело рекламой не назовут”. Действительно, ну столько стало рекламы, что от неё устаёшь, а те баннеры (щиты рекламные), что стоят по краям шоссейных дорог, ещё и отвлекают водителей от дороги.

Щёлковское шоссе… На месте его когда-то была дорога через село Стромынь.

/В 1392г. Великий князь Московский Василий Дмитриевич присоединил к Москве Нижегородское княжество. Ближнего пути на Нижний Новгород не было, а старая дорога на Владимир проходила через суздальские земли. Эта дорога из Москвы в Суздаль, а из Суздаля во Владимир называлась “Стромынка”, по названию села Стромынь в Богородском уезде Московской губернии /.

Известный владимирский писатель и краевед В.А. Солоухин в своей книге “Владимирские просёлки” пишет: “…за селом началась Стромынка. Это было плоское, широкое полотно, укатанное некогда лихими тройками да тарантасами, а теперь поросшее ровной травкой. По обеим сторонам полотна тянулись, все в цветущей гвоздике, обочины. Среди широкой зелени вьётся хорошо заметная, но всё же укатанная до пыли колея. Так посреди зарастающей кувшинками речки пробирается чистая полоска воды.

По обочинам Стромынки местами росли деревья, то одинокие, то небольшими группами, а то зеленел кустарник. Земля вокруг была похожа на степь, и неудивительно: мы подходили к Юрьев-Польскому. Значит, и в те времена, когда будущий основатель Москвы, называя своим именем новый городок, назвал его ещё и Польским (с ударением на второй слог); значит и в те времена здесь был просторный степной остров посреди дремучих лесов…

Иногда весь стромынский ансамбль – валки и канавы обочин, ровное зелёное полотно, наезженная колея – начинал поворачиваться, плавно загибаться, и эти повороты ещё более украшали привольный утренний пейзаж. Идти было легко и радостно – и потому, что решили сбежать, а не сидеть два дня в Ильинском, и потому, что на такой Стромынке невозможно сбиться с пути, и просто потому, что воздух свеж, солнце ласково, а мы ещё достаточно молоды, чтобы не задумываться о бренности мира.

Мне под ноги попалась подкова, почти новая, с обломками гнутых гвоздей в прямоугольных дырочках. Она была огромная и тяжёлая. Разве что конище Ильи Муромца или какого другого богатыря мог обронить такую подкову. Именно так показалось моей спутнице. А я не стал убеждать её, что, скорее всего, расковался битюг из породы владимирских тяжеловозов. Подкову я убрал в рюкзак, и она до сих пор хранится у меня как память о реальном ощущении счастья, застигшего нас на Стромынской дороге…”.

Шоссе же построено в конце 19 – начале 20 века. И называлось оно тогда – Стромынское, 1 марта 1960г. было переименовано в Щёлковское, в связи с расположением в северо-восточном направлении города Щёлково. В прошлом этот город являлся одним из центров ковроткачества, а с 19в. стал крупным центром текстильной промышленности.

Щёлковское шоссе начинается от Черкизовского путепровода над железнодорожной станцией Черкизово и является продолжением Большой Черкизовской улицы (вспомните знаменитый Черкизовский рынок – “Черкизон”). Шоссе проходит по границам районов Москвы: Измайлово, Северное Измайлово, Гольяново. Проходит через города Балашиха и Щёлково, заканчивается в Ногинском районе, в г. Черноголовка.

Со Щёлковского шоссе наш автобус выезжает на московскую кольцевую автотрассу, а с неё на Горьковское шоссе.

Шоссе имеет многовековую историю, у этой автомагистрали несколько названий, непосредственно нынешнее – Горьковское шоссе, Владимирка, Владимирский тракт и …Пекинка.

Старинный Владимирский тракт связывал новый центр Северо-Восточной Руси – Великое Владимирское княжество с Киевом, Смоленском и другими землями к западу и югу. Положение Москвы на этом пути во многом определило дальнейшее возвышение нашей древней столицы. Выдающееся положение дороги на Владимир отразилось в названии – вплоть до средины XIX в. она называлась Большой Владимирской дорогой.

В записях Троицкой летописи от 1395г. сказано, что путь, по которому следовала из Владимира в Москву икона Божией Матери, являлся “самой велицей дорозей Володимерской”. С 1731г. “Владимирка” стала называться Сибирским трактом, который имел направление Москва-Владимир-Муром-Нижний Новгород и далее в Сибирь.

К XVI в., при Иване Грозном, по Владимирке было налажено почтовое сообщение. Для удобства были созданы ямы – особые станции, на которых находилось иногда до 400 лошадей. От названия этих станций и возникло выражение “ямская гоньба” и “ямщик”.

Крестьяне деревень и сел по Владимирке содержали на большой дороге постоялые дворы и харчевни, продавали сено и овес для лошадей. Этот промысел мужики сельца Горенки, деревень Леоново, Новой и особенно села Пехра-Яковлевское предпочитали хлебопашеству.

С середины XIX в., с развитием ярмарок среднего Поволжья, правительство обратило внимание на состояние дорог страны. Начались работы по выравниванию полотна дороги Москва – Владимир.

Проезжающие должны были платить особый шоссейный сбор. Небольшой дом напротив ворот бывшей усадьбы Горенки был построен и для нужд почты, и как “дом шоссейного сбора”. Горенки был первым таким пунктом на 18 версте Сибирского пути, всего в Московской губернии таких станций было пять. В отличие от других станций, Горенская была каменная. В ней было две комнаты для проезжающих, помещение для выписки подорожных (аналог современного маршрутного листа) и квартира для смотрителя. Кроме того, рядом находились ямская изба, амбар для фуража и дров, конюшни на 56 лошадей. Горенки давали более трети первоначального и до 70% общего дохода всей дороги, хотя сбор не превышал полутора копеек серебром.

После Бородинского сражения в сентябре 1812 г. Владимирка видела и толпы беженцев, и смертельно раненого Багратиона, и шеститысячный корпус маршала Нея, который прошел по дороге на Богородск. Дорога была свидетелем отчаянного сопротивления российского народа. Здесь бок о бок сражались и партизаны отряда крепостного Герасима Курина, и отряд народного ополчения под командованием генерал-лейтенанта Б.А. Голицына.

С середины 19 века и до 1919г. эта дорога называлась Владимиркой, или Владимирским трактом (от немецкого Trakt, от латинского traktus, буквально-волочение – большая дорога, улучшенная грунтовая дорога, большая наезженная дорога, большак. Соединяющая важные населённые пункты. Имела станции, трактиры – гостиницы, постоялые дворы, с рестораном, харчевней и верстовые столбы. Вдоль тракта появлялись упорядоченные застройки, поселения и жилища, что давало толчок к развитию городов. По тракту шли регулярные перевозки пассажиров, грузов и почты, с 19 века тракты с твёрдым покрытием назывались шоссе).

С 18 века Владимирский тракт использовался для отправки в Сибирь осуждённых на каторгу, пешеэтапным порядком. Ссыльных со всех концов России Москва принимала в Бутырском тюремном замке, а уж от него арестантов отправляли пешком до Рогожской заставы, а далее по Владимирке.

Вот что пишет об этом в своей книге “Москва и москвичи” В.А. Гиляровский “…Вдоль всей Садовой, рядом с решётками палисадников, вместо тротуаров шли деревянные мостки, а под ними-канавы для стока воды. Особенно была непроездна Самотечная и Сухаревские Садовые с из крутым уклоном к Неглинке.

Целыми часами мучались ломовики с возами, чтобы вползать на эти горы. Но главный ужас испытывали на Садовой партии арестантов, шедших в Сибирь пешком, по Владимирке, начинавшейся за Рогожской заставой. Арестантские партии шли из московской пересыльной тюрьмы, Бутырской. Через малую Дмитровку по Садовой до Рогожской. По всей Садовой в день прохода партии – иногда в тысячу человек и больше – выставлялись по тротуару цепью солдаты с ружьями. В голове партии, звеня ручными и ножными кандалами, идут каторжане в серых бушлатах с бубновым жёлтого сукна тузом на спине, в серых суконных бескозырках, из-под которых светится половина обритой головы.

За ними движутся ссыльные в ножных кандалах, прикованные к одному железному пруту: падает один на рытвине улицы и увлекает соседа.

А дальше толпа бродяг, а за ними вереница колымаг, заваленных скудными пожитками, на которых гнездятся женщины и дети; с детьми – и заболевшие арестанты.

Особенно ужасно положение партии во время ливня, когда размывает улицу, и часами стоит партия, пока вправят вымытые брёвна.

— Десятки лет мы смотрели эти ужасы, – рассказывал старик Молодцов. – Слушали под звон кандалов песни о несчастной доле, песни о подаянии. А тут дети плачут в колымагах, матери в арестантских халатах заливаются, утешая их, и публика кругом плачет, передавая несчастным булки, калачи… Кто что может…

Такова была Садовая в первой половине прошлого века…”

Арестантов “вели по этапу” небольшими отрядами-партиями, пешком, закованными в ручные и ножные кандалы.



Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.



При копировании или цитировании материалов с сайта ссылка активная индексируемая желательна.